Так близко

Жарко. Видимо, солнцу казалось, что мы, люди, замерзаем на Земле и решило согреть нас своими лучами, как мать своей лаской. Однако оно перебарщивало, так как находиться на улице и даже в доме было невозможно. Ничего не оставалось, как сидеть на диване и пить воду, чтобы хоть как-то спастись от невыносимой «ласки» солнца.
Да, еще вчера беспощадно лил дождь, не останавливаясь ни на секунду. Близ земли лежал густой и легкий, словно вуаль, туман, покрывающий собой все, что попадалось ему на пути. Солнце, которое сегодня радостно грело лучами землю, закрывали жестокие черные тучи. Оно будто хотело вырваться из «плена» и радовать людей теплотой, но тучи не давали ему такой возможности.
Но сегодня оно светило даже слишком ярко. Это не совсем то, что я хотела.
Самым ужасным было то, что в данный момент я находилась на даче и мои родители постоянно пытались вытащить меня на улицу, чтобы «загореть». Они утверждали, что я слишком бледная и худая, поэтому нужно выйти на улицу. Папа даже предлагал сходить на речку. Но я мигом отказалась, вспомнив грязную лужу, кишащую мусором и разными противными тварями, в которой весело плещутся малыши и моют свои грязные машины водители. Уж лучше сидеть в доме и смотреть сериалы, чем плескаться в этой луже с отходами. Поэтому родители обиделись на меня и сами отправились туда, а я осталась одна.
Хотелось бы поговорить с кем-нибудь. Я взяла телефон и, набрав номер Майкла, поднесла аппарат к уху.

Раздалось несколько медленных гудков, а затем молодой женский голос произнес, что «абонент вне зоны доступа». Я звоню ему уже третий день, однако он не берет трубку. А я волнуюсь. Мое воображение рисует картины не для слабонервных. Как будто его окровавленный труп валяется на полу, кровь разбрызгана везде. Я пытаюсь не думать об этом, однако плохие мысли возвращались ко мне снова. От этого меня трясло.
Этот очередной звонок довел меня до ручки, я весь день сидела как окаменелая, со стеклянным взглядом, а в голове все еще проносились эти жуткие образы.
Вечером я устроила истерику родителям и попросила «немедленно отправить меня домой». Они начали беспокоиться за меня, но возражать не стали, а сразу отвезли меня домой. Точнее, меня отвез папа, а мама осталась дома. Они хотели побыть на даче еще немного.
Всю дорогу я чуть ли не плакала. Кажется, у меня был нервный срыв. Я волновалась не просто так, ибо Майкл — мой лучший друг и потерять его я совершенно не хотела.
- Чего ты так волнуешься? — побеспокоился папа. — Все нормально.
- Нет! — крикнула я. — Майкл уже три дня трубку не берет, я не знаю, что с ним. А вдруг он умер?
Папа сглотнул комок в горле и дрожащим голосом произнес:
- Не бойся, Элли. Все хорошо. У него ведь экзамены. Быть может, он выключил телефон, чтобы ты не отвлекала его разговорами.
Господи! Хоть бы это было так!
Я приехала домой уже поздно вечером. Солнце уже давно скрылось за горизонтом, небо окрасилось в темно-синий цвет, на нем зажглось миллион маленьких золотых звездочек. Воздух стал заметно прохладным, даже подул слабый, но холодный ветерок, которого не было днем. Я всегда любила вечера. Но этот был для меня роковым.
Оказавшись на улице, я не успела насладиться прекрасным вечером и сразу же побежала к дому Майкла. Он находился совсем недалеко, так что бежать мне пришлось недолго.
Около дома, я заметила знакомую фигуру. Должно быть, она заметила меня и помахала рукой.
- Привет! — сказала она. Это была Лана — наша с Майклом общая подруга. Я не поздоровалась с ней, пробежала мимо. — Чего это с тобой? — крикнула она мне вслед.
Подбежав к двери, я увидела, что она открыта. Это вызвало новую волну страха, я еле сдерживала слезы.
К двери подбежала Лана и начала допрашивать меня. Я никак не ответила ей, а просто открыла дверь.
Черт возьми, как же я была права.
Бледное тело Майкла лежало в луже собственной крови. Красной сочной кровью был заляпан не только пол, но и стены и, конечно же, одежда парня. Его голова была прострелена. Видимо, убили его недавно, ибо кровь не успела засохнуть, а его тело — разложиться.
Увидев эту картину, я истошно закричала и упала в обморок.

- Привет, Лана, — мрачным голосом сказала я, когда увидела подругу в дверях.
- Привет. Как ты? — она подошла к моей кровати и села на краешек. — Ты выглядишь плохо.
- Все ужасно, — произнесла я безжизненно. — Он приходил ко мне во сне. Опять. Может, он хочет забрать меня отсюда?
- А что именно тебе снилось? — поинтересовалась Лана.
Я начала припоминать.

В довольно грязной и пыльной комнате сидела я. У меня было довольно странное чувство чего-то необычного и даже сверхъестественного. По моей коже побежали мурашки, а сердце застучало быстрее. Ощущение, будто кто-то стоит у меня за спиной и пытается напасть. У Вас такое было? Если нет-то я поздравляю.
Открылась дверь, в комнату вошла Лана. В ее глазах читалась строгость и некоторая злоба. Я взглянула на нее и вдруг откуда-то раздался протяжный жуткий вой. Я мигом побледнела, глаза сделались огромными, а сердце застучало быстро.
- Кажется, за мной кто-то следит, — проговорила я.
- Насыпь соли, возьми нож и спи спокойно, — сказала Лана. — Только не открывай дверь.
Я покосилась на дверь, затем на подругу. Теперь же злость в ее глазах исчезла, вместо нее появилась мольба.
Что за дверью? Неужели это-то самое чудовище, которое воет и заставляет меня дрожать от страха?
Я испугалась до дрожи в коленях, но все же встала, подошла к двери и резко открыла ее. Лана кричала, но я проигнорировала ее. Нужно было мне ее послушать, ибо там стоял Майкл. Мертвый, полуразложившийся, в похоронной одежде. Он протянул мне свою руку и улыбнулся окровавленными губами.

- И так каждый день… — покачала головой я.
Молчание.
Медленно открылась дверь в мою комнату. На пороге стоял мой мертвый лучший друг. У него не было глаз, на их месте красовались две черные дыры. В некоторых местах его кожа сгнила и отвалилась, обнажив почерневшее мясо. Он снова улыбнулся мне синими губами с остатками засохшей крови. Я знаю, он пытается мне что-то сказать, но призраки не умеют говорить.
- Он здесь, — я не сводила глаз с мертвеца.
Лана молча оглядела комнату, но никого не увидела. Почему его вижу только я?
- Он меня зовет куда-то, — прошептала я. Взяв в руки баночку с солью, я прижала ее к себе. Только мертвого Майкла это нисколько не напугало.
- Если это конец, я хочу сказать, что ты мне очень дорога. Ты — самый родной человек для меня.
Снова молчание.
- Тебе наплевать?
- Я не верю в это, — металлическим голосом ответила она. — Похоже, у тебя шизофрения.
- Нет!!! — закричала я. — Со мной все в порядке!
Я спрыгнула с кровати и начала раскидывать соль, надеясь, что это отпугнет мертвеца. Да, он ушел. Даже не так, нет. Он испарился. А я упала на пол в изнеможении и заплакала от безысходности.
- Мне жаль тебя, — промолвила Лана. — Где та веселая Элли? Я скучаю по ней.
- Она умерла, — грубо ответила я. — Вместе с Майки. Отвези меня в психбольницу, — попросила я ее.

Ночь. Тихо. Я всегда боялась такую тишину, ведь она давит, словно тяжелый груз. И я постоянно ожидаю услышать что-то в ней. Эти тихие шаркающие шаги.
Да, вот и они. Я слышу, как он подходит к двери в мою палату. Сердце бьется все быстрее с каждым шагом. Я до крови прикусила губу, чтобы сдержать слезы, ведь знала, что он пришел за мной.
Дверь со скрипом открылась, а на пороге оказался Майки, улыбающийся мне жестокой улыбкой. Он медленно вытянул наполовину сгнившую руку без нескольких пальцев, словно увлекая за собой.
А я взяла и пошла за ним. Быть может, я хочу быть с ним даже там, на том свете.

Поделиться в соц. сетях
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>